Город-сад: почему люди хотят жить именно в таком городе

Аватар пользователя Горнова Галина

Если предложить человеку мысленный эксперимент – спросить его, в каком бы городе он хотел жить – в городе-саде, технополисе, мегаполисе, городке демографического будущего (этот ряд по желанию можно продолжать долго), то большая часть людей достаточно быстро определится с выбором, и в качестве желаемого города назовет город-сад

С чем это связано?

Вполне очевидно, что такой образ города очень нагляден и порождает вполне ожидаемое сравнение города с садом: парки, скверы и все городские зеленые насаждения – при обращении к этому образу выступают на первый план восприятия.

С другой стороны, такое положительное отношение к образу города-сада, сложившееся в общественном сознании нельзя объяснить только природными, эстетическими или экологическими характеристиками – это приведет к значительному упрощению смысла. Чтобы понять причины, по которым этот образ обладает таким воздействием на человека, надо воспользоваться методологией аналитической психологии, к теории архетипов. По К.Г. Юнгу архетипы коллективного бессознательного возвращают нас к глубинному слою человеческого опыта.

Современный город представляет собой антропогенный ландшафт, природа в котором преобразована человеком и кардинальным образом отличается от естественной среды. Иными словами, в мегаполисе асфальт становится почвой. И люди начинают тосковать по траве, цветам и деревьям. Корни этой тоски можно обнаружить в «прапамяти» или в коллективном бессознательном, в котором сохраняются смутные отрывки воспоминаний о природном бытии, не искаженном цивилизацией, и надежды на будущую лучшую жизнь. Но также этот глубинный слой человеческого опыта кристаллизирован в мировых религиях.

В христианской религии существуют три основные образа рая – это сад, город и небеса. Образы сада и города употребляются значительно чаще, поскольку они конкретнее, имеют аналог в жизни человека и поэтому легко представимы в отличие от абстрактного образа небес. В Ветхом Завете рай описывается как прекрасный земной сад Эдем, находящийся на Востоке, в котором безмятежно существует человек. В Новом Завете рай – это город без печали и смерти, Небесный Иерусалим, который представляет собой совершенную проекцию земного города.

В книге Бытия повествуется, что в седьмой день Господь Бог создал человека из праха земного (Быт. 2.7), и следующим божественным творением, которое шло сразу же за созданием человека, было насаждение рая: «И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке; и поместил там человека, которого создал» (Быт. 2.8). Человек был помещен в рай для того, чтобы выполнять определенную задачу – возделывать и хранить сад (Быт. 2.15).

Ветхий Завет содержит определенный перечень объектов, находящихся в Эдеме: плодовые деревья, «приятные на вид и хорошие для пищи»; древо жизни; древо познания добра и зла; орошающая рай река, разделяющаяся затем на четыре других реки. Там же Господь создал всех животных полевых и всех птиц небесных и предоставил человеку право дать им имя.

Процесс наделения именем имеет сакрально-интимный характер. Природа имени магична. С одной стороны, имя фиксирует сущность нарекаемого, закрепляет ее, с другой стороны, знание открытого/тайного имени сближает, убирает дистанцию, делает понятнее. Человек в Эдеме знал имена всех животных и птиц, так как сам давал их, понимал суть и предназначение сотворенных Богом существ и потому пребывал в полной гармонии с тем, что его окружало. То есть мир был понятен человеку и не был страшен.

Д.С. Лихачев пишет: «Сад — это попытка создания идеального мира взаимоотношений человека с природой. Поэтому сад представляется как в христианском мире, так и в мусульманском раем на земле, Эдемом». Райский сад представляет такую гармоничную среду, в которой человек не отделен от природы, не отягощен грехом и даже знанием о грехе, и может жить безмятежно и бестревожно.

В широко распространенной идиоме «рай земной», обозначающей «необыкновенно красивое место, в котором всего в изобилии, где можно счастливо и безмятежно жить», в первую очередь подчеркивается именно многообразие элементов ландшафта (сад, озеро, сосновые рощи) и обилие природных даров, которыми человек может утолить голод: виноград, абрикосы, персики и т.д. То есть мы можем отметить наличие эстетической и утилитарной установки, которые в этом идеальном участке земли не противоречат друг другу, а лишь дополняют, тогда как в повседневном мире человеческой жизни, как правило, одна из этих установок всегда реализуется в ущерб другой.

Также в образе рая-сада содержится еще оттенок смысла, указывающий на обновление и смену циклов жизни: есть время цветения и время увядания, которое опять сменяется цветением и плодоношением.

В Новом Завете, в Откровении Иоанна Богослова нам явлен урбанистический образ рая: великий город, святой Иерусалим, нисходящий с неба от Бога.

Город представляет собой квадрат, окруженный высокой стеной (в нем еще отчетливо просматривается фигура куба, так как высота городской стены, равная 144 локтям (т.е. квадрату двенадцати), совпадает с протяженностью его длины и ширины). В стене – двенадцать незапираемых ворот, ориентированных на север, юг, запад, восток (три пары ворот приходятся на каждую из сторон света). Ворота принципиально не закрываются, так как днем их закрывать незачем, а ночи не будет никогда.

Внутри города течет чистая река воды жизни и растет древо жизни, плодоносящее двенадцать раз в году. Храма в раю Нового Завета, как и Ветхого Завета, нет, он излишен, так как сам Бог непосредственно находится в раю.

Люди, которые соблюдают заповеди, получат «право на древо жизни и войти в город воротами». Остальные – останутся вне города (Откр. 21. 10-25, Откр. 22.1-15). В Откровении есть также перечисление тех, кто останется за городскими воротами, оно выглядит следующим образом: «А вне – псы и чародеи, и любодеи и убийцы, и всякий любящий и делающий неправду» (Откр. 22.15).

Праведники станут народом Бога и будут обитать вместе с ним. «И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет; ибо прежнее прошло» (Откр. 21. 4).

Августин Блаженный в своем труде «О граде Божием» призывает к тому, чтобы воспрянуть духом, возвратиться к себе, вернуться к Богу, от которого люди отпали вследствие греха, и войти в Небесный Иерусалим: «Там бытие наше не будет иметь смерти; там знание наше не будет заблуждаться; там любовь наша не будет иметь преткновения».

Можно отметить ряд архетипических образов, которые присутствуют в описаниях рая как сада, так и города. Это мировое древо, представленное своими разновидностями (древо жизни и древо познания), река жизни, геометрические фигуры круга, квадрата, магические числа. У древа и у реки сходные функции – они являются опорными точками сакральной топографии, задают структуру пространства по вертикали и по горизонтали. Мировое древо фиксирует центр сакрального пространства, а река – направление пути. Эти элементы можно рассматривать как парные, в их задачу входит сочетать неподвижность и изменчивость единой вселенной.

В Эдеме четыре реки текут в направлении четырех сторон света. В Небесном Иерусалиме ворота ориентированы по сторонам света. Числовая символика, использующаяся для описания образов рая, указывает прежде всего на структурную упорядоченность пространства. В.Н. Топоров называет число четыре «образом статической целостности, идеально устойчивой структуры», двенадцать, выступающее производным трех и четырех, также является одним из основных числовых шаблонов.

Все эти архетипические образы, указывающие на изначальную упорядоченность мироздания, также имеют и вполне определенное психологическое наполнение, благодаря которому выполняют психотерапевтическую функцию, – они успокаивают человека, так как упорядоченность мира является необходимой основой для удовлетворения базовой потребности в стабильности и безопасности.

При этом далеко не все люди, попадающие в сферу воздействия архетипического образа «город-сад», осознают оттенки религиозного смысла, содержащиеся в нем, но практически все горожане хотели бы жить именно в таком городе.

К.Г. Юнг считал, что возможна интерпретация религиозных мифов в качестве психотерапевтического средства, помогающего отдельному человеку и всему человечеству в целом справиться с такими данностями бытия как болезни, старость, смерть, голод, войны. Он писал: «Небеса и ад вот судьба души, а не человека как гражданского лица, который в своей слабости и тупоумии не представляет себе никакого небесного Иерусалима».

Архетипическая мечта о наступлении золотого века, о создании рая на земле нашла свое отражение и в коммунистической идеологии. Н.А. Бердяев в своем труде «Истоки и смысл русского коммунизма» обращал внимание на родственные черты христианства и коммунизма, и на сложные, антагонистические отношения между ними. Он писал о том, что монизм тоталитарного государства превращает государство в церковь. А образ рая, как известно, является одним из самых семантически насыщенных церковно-религиозных образов. Концепт «город-сад» широко использовался молодой советской республикой. Знаменитые строки В.В. Маяковского: «Через четыре года здесь будет город-сад» – самое яркое этому подтверждение.

Этот образ до сих пор активно функционирует в постсоветском пространстве, во многих провинциальных городах висят плакаты с призывами изменить свой родной город по этому заданному образцу. Например, в Омске одним из наиболее часто встречающихся в пространстве города лозунгов является именно этот: «Превратим Омск в город-сад». И неважно, что он не имеет ничего общего с текущей градостроительной политикой, а скорее даже вступает с ней в противоречие [1, с. 148-153].

Этот образ порождает в нас желание жить в таком городе, в том числе и потому, что в нем неявно задействованы оттенки смысла, отсылающие нас к безмятежности и покою рая. Город-сад вбирает в себя два основных предиката христианского рая, совмещает в себе рай Ветхого и Нового Заветов, позволяет надеяться на разрешение антиномии природы и культуры.

Приближение в реальности к такому городу, его воплощение в нашей повседневной жизни могло бы стать хорошей психотерапией для общества.

 

  1. Горнова Г.В. Философия города. М.: Изд-во «Форум», 2014.

 

Комментарии

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
АНТИСПАМ
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
X
Вы можете войти с зарегистрированным именем пользователя или вашим e-mail адресом.
Пароль чувствителен к регистру.
Загрузка