HOMO URBANUS: ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Аватар пользователя Горнова Галина

Рассматривается влияние городской цивилизации на развитие человека. Обобщаются взгляды представителей психоаналитического подхода на причины неврозов горожан. Особое внимание уделено пониманию невроза как следствию развития городской цивилизации.

Современная цивилизация – цивилизация городская, современный человек – человек городской. Три четверти населения развитых стран являются городскими жителями, в России – 74% горожан и 26% крестьян (по данным 2015 года), больше половины мирового населения – горожане. Сложно переоценить влияние города на жизнь человека, культуры и общества, поэтому homo sapiens мы можем уверенно определить как «homo urbanus» (человек городской). Но эта сторона человеческого существования еще должным образом не отрефлексирована в философском знании. На наш взгляд специфические черты homo urbanus наиболее адекватно могут отразить социобиологический, психоаналитический и философско-антропологический подходы. Социобиологический подход дает нам ключ к пониманию территориальных, агрессивных и половых инстинктов человека городского, философско-антропологический подход способен прояснить особенности бытия человека в городском мире, а психоаналитический подход, по сути, представляет собой исследование психологии городского человека.

Антиномичность города является его фундаментальным свойством, онтологизация противоречий в витальном и экзистенциальном пространстве города является источником развития как человека, так и общества. Человек и город имеют сущностные сходства: человек творит город «по своему образу и подобию», город творит человека, изменившийся человек изменяет город. В силу этой стойкой корреляции психодинамическая концепция, основанием которой является «борьба противоположностей», дает нам ключ к пониманию человека городского, процессов его душевной жизни.

Данное методологическое допущение, при котором свойства и качества человека выводятся из свойств и качеств города и наоборот, является классическим для философии. Еще Платон полагал, что единство человека и полиса основанием своим имеет структурное сходство: одни и те же начала имеются в городе-государстве и в душе отдельного человека. Число этих начал одинаково: три начала в душе человека соответствуют трем сословиям идеального полиса, пяти типам государственного устройства отвечают пять типов характеров. В.Т. Звиревич, описывая платоново понимание соотношения человека и города, изобразил государство как «макроантропос», а человека как «микрополис» [1], конкретизировав традиционное взаимное отражение макро- и микрокосмоса.

В свое время К. Хорни при разработке основных положений женской психологии указывала на то, что пол создателей современной психологической науки невольно влияет на отождествлении ими понятий, и «психология» становится у них автоматически равной «мужской психологии». Но не бывает абстрактного человека, это всегда или мужчина, или женщина. То же самое мы можем сказать об интересующей нас урбанистической специфике относительно объекта исследований и терапии представителей фрейдизма и неофрейдизма. В интересующем нас аспекте их объект исследования – это городской человек.

Психоанализ – это явление мира больших городов. Только в условиях большого города появляется тот человеческий тип, который нуждается в объяснении подобной теоретической схемой и в подобной практике лечения. И только в условиях большого города такая психологическая концепция может быть создана. Адекватным методом исследования и терапии обособившегося городского индивида стал психоанализ: и метод исследования, и объект исследования оказались адекватны друг другу, что позволило психоанализу рисовать верную картину душевной жизни человека. Современный горожанин рационален, атомизирован, разительно отличается как от своих предшественников, живших несколько веков назад, так и от современников, живущих в сельских общинах. В традиционном, спаянном обществе, в котором личность не выделялась из общины, психоанализ был невозможен. Он стал возможным только в условиях большого города, рынка и демократии. И, возможно, стал чем-то большим, чем техникой терапии. Житель большого города начал искать в нем утраченную религию, традицию и идентичность [2].

С точки зрения психоанализа культура является ответственной за порождение неврозов. Современная культура творится в больших городах. Для человека, уставшего от городской цивилизации, возврат к примитивным формам культуры уже невозможен, невозможно скрыться от цивилизации в глушь, как невозможно убежать от себя, мы все равно не избавимся от города внутри себя. Какие же особенности с точки зрения психоаналитической концепции имеет городская культура, делая главным атрибутом homo urbanus – невротичность?

З. Фрейд пренебрегал различием между культурой и цивилизацией, и при широком подходе к культуре понимал ее как все то, что возвышает жизнь человека над заданными ему биологическими обстоятельствами. Отличия жизни человека от жизни животных имеют две стороны. Первая сторона охватывает все накопленные знания и умения, позволяющие овладеть силами природы, и направить их на удовлетворение человеческих потребностей. Вторая сторона содержит все социальные институты, позволяющие упорядочить человеческие взаимоотношения и поделить между людьми добываемые у природы блага. Несмотря на то, что люди по своей природе существа социальные и не могут жить в изоляции, тем не менее те жертвы, которых требует от них культура ради возможности совместной жизни, они ощущают как тяжелый груз [3]. Отдельного человека культура подавляет, чтобы обезопасить общество в целом и сохранить тот потенциал, который уже был накоплен культурой за долгую историю.

Неукрощенная культурой личность, движимая своими ведущими иррациональными влечениями: сексуальным и агрессивным, – представляет угрозу для совместного существования. Поэтому для сосуществования большой массы людей необходимо, чтобы «большинство» было сильнее отдельного индивида. Это обеспечивается государством и правом. Государство и право – это те институты, которые развиваются именно в городской цивилизации и с необходимостью принадлежат городскому миру. Платон и Аристотель считали, что только полисная форма общности обеспечит справедливость и право, у Гегеля право и справедливость действительны лишь в государстве, а государство невозможно без городов, так как столичный город, в частности, можно сравнить с феноменом, познавая который, мы можем получить хоть какое-то представление о ноумене – государстве. Именно культура способствует тому, чтобы индивид ограничивал удовлетворение своих влечений ради общества в целом, а государство и право выступают в роли «силовых» гарантов, поддерживающих этот процесс.

Получается, что каждый отдельный человек чувствует недовольство и враждебность по отношению к культуре за то, что она ограничивает его индивидуальную свободу, но по отношению к ограничению свободных проявлений другими индивид испытывает благодарность, так как он смутно чувствует, что свободная реализация ими своих иррациональных влечений, по большому счету, стала бы опасной для него. И если запреты, которые налагаются на конкретного человека воспринимаются негативно, то запреты, налагаемые на других – позитивно. В целом, психоаналитическая трактовка культуры состоит в понимании ее как инстанции, налагающей запреты.

В рамках психоаналитического подхода двойственно оценивается то воздействие, которое оказывает город на человека: с одной стороны, мощное подавление городской цивилизацией свободы отдельного индивида ради блага общества в целом, с другой стороны, городская культура вырабатывает компенсационные механизмы, позволяющие нейтрализовать последствия ее же репрессии, и предоставляет возможности развития человека, усиливая его рациональность и изобретательность. Если З. Фрейд уделял основное внимание тем психическим образованиям, которые подавляются, то А. Адлер, К.Г. Юнг, К. Хорни, Э. Фромм большее внимание уделяли социально-культурным факторам, воздействующим на человека и формирующим у него возможные невротические реакции.

В индивидуальной психологии А. Адлера невроз понимается как ошибочная с точки зрения культуры попытка избавиться от чувства неполноценности. Невроз ограничивает социальную активность индивида, отвлекает его от решения жизненных вопросов, и приводит пациента к изоляции. Социум сужается до малого круга семьи, в котором пациент пытается компенсировать чувство неполноценности стремлением к превосходству, и в этом узком кругу невротик живет в мире фантазий и воображения, уклоняясь от реальности, от работы для общества и от ответственности перед ним [4].

На примере этих тезисов индивидуальной психологии можно увидеть, что человек из сельской общины вряд ли «сможет позволить» себе такую роскошь как невроз: изоляция в сельской общине отдельного индивида происходит под воздействием санкций со стороны общины, а никак не является следствием стремлений самого человека. Общинный социум основывается на тесных взаимоотношениях внутри общины, и изоляция внутри малого круга невозможна, отвлечься от насущных жизненных вопросов, уклониться от работы – крайне тяжело, сельский труд требует непрестанных забот по поддержанию хозяйства в надлежащем состоянии. Адлерианская психология часто обращается к вопросу нарушения стиля жизни, который формируется в раннем детстве, он много пишет о вредных последствиях, к которым может привести избалованность родителями ребенка. Опять же, разделение обязанностей в сельском и городском труде, где в селе дети выступают помощниками по хозяйству, «хозяйственным активом», а в городе – предметом заботы со стороны родителей, приводит к тому, что избалованность детей в сельской общине вряд ли может принять формы, аналогичные городским. Из наших комментариев вовсе не следует, что более благоприятным местом для развития и существования человека является сельская местность. Просто мы подчеркиваем, что психология занималась, главным образом, проблематичностью бытия человека городского, а специфика сельского существования, просто не попадала в сферу ее внимания.

К.Г. Юнг считал, что невроз чаще поражает людей городских, далеких от природы, так как они, в конечном итоге, оказываются менее приспособленными к жизни. Научное познание приводит ко все большей дегуманизации мира, технический прогресс облегчает жизнь, но за это приходится расплачиваться все большим отдалением человека от природы и утратой им своей органической эмоциональной бессознательной идентичности с природными явлениями, распадом моральной и духовной традиции, дезориентацией и разобщенностью. С одной стороны, люди побеждают природу, с другой стороны, остаются ее жертвами, так как не могут контролировать свое собственное естество. Современному человеку тяжело осознать, что именно его рациональность ввергла его в «психическую преисподнюю». Чтобы овладеть природой и использовать ее блага, природу необходимо сделать неодушевленной. Как следствие этого, эмоциональная энергия, получаемая в результате контакта с природой, перестает питать человека. И эта колоссальная утрата проявляется в символах сна и в архетипах коллективного бессознательного.

Цивилизованное сознание прочно отделило себя от основополагающих инстинктов, инстинкты, потеряв контакт с сознанием, вынуждены были проявляться косвенным образом: в виде невротических симптомов, в символах снах, ошибочных действиях, в актуализации архетипов. Современный «культурный» человек – человек расщепленный, от сознания собственной расщепленности личность защищается системой разделенных отсеков: определенные области внешней и внутренней жизни, формы поведения не пересекаются друг с другом. В конечном итоге, это привело к тому, что мир диссоциировался и расщепился так же, как и невротик [5].

В то же время фрагментация сознания, способность изолировать часть разума, может быть и весьма ценной, так как этот механизм позволяет все силы сосредотачивать на какой-либо одной задаче, отключая все, что может отвлечь внимание от этой задачи на определенный момент времени, подавляя для этого какие-то части психики. Критерием правильности функционирования механизма фрагментации служит осознанность: происходит ли этот процесс сознательно или же спонтанно, без нашего ведома или даже против нашего желания. Если есть осознанность, то такая способность является достижением цивилизации, если нет – то невротической патологией [6]. Цивилизация дала человеку могущество, но обретено оно было ценой потерь: отделением сознания от соматических основ психики, нарушенной связью между сознанием и бессознательным.

Неоюнгианское направление невротичность и «расщепленность» личности современного человека объясняет тем, что в современной городской культуре утрачено ощущение гармонии, ощущение единства отдельной человеческой жизни с мирозданием. В архаических культурах переживание единства с универсумом было фундаментальным переживанием, поддерживающим психическое развитие индивида путем соотнесения психических состояний и процессов с принципами универсального миропорядка.

В современном обществе ряд ритуалов сохраняется в качестве атавизмов, воспроизводится ради внешнего антуража, но уже лишается своего глубинного смысла, как, например, пышные свадебные церемонии и ставшее почти повсеместно распространенным венчание в церкви никак не влияют на уменьшение количества разводов в городских семьях. Но логика мифа, несмотря на отсутствие эффективной общей мифологии, сохраняет свое влияние на отдельного горожанина. «Недавние инкарнации Эдипа и живые олицетворения извечного романа Красавицы и Чудовища можно увидеть сегодня после обеда на перекрестке Сорок Второй стрит и Пятой авеню стоящими в ожидании зеленого сигнала светофора» [7]. Только современный горожанин существует в ситуации, в которой он лишен эффективной духовной помощи, люди так и остаются прикованными к неизгнанным образам раннего детства и не чувствуют настоятельной необходимости вступить во взрослую фазу жизни. В западной цивилизации стремление к зрелости практически вытеснило противоположное ювенильное стремление, целью которого является отнюдь не взрослость, а как можно длительное сохранение юности. Значительная часть городских мужчин предпочитает, оставаясь в тисках Эдипова комплекса, не мужать вдали от матери, но оставаться рядом с ней как можно дольше [8].

Таким образом, в психоаналитическом аспекте – homo urbanus – это «человек невротический». Психоаналитическая теория порождена городом, так как именно в городе появляется человек нового типа, процессы душевной жизни которого она объясняет. Поскольку противоречивость является исходным основанием бытия и города, и человека, то психоанализ, в основе которого заложены базовые постулаты о противоречии, конфликте между сознанием и бессознательным, ид и Супер-Эго, между индивидом и социокультурными нормами общества, является адекватным инструментом познания человека городского.

Невротичность городского человека объясняется репрессивным воздействием городской культуры и норм городской социальности на его природные влечения. Интенсивное вытеснение иррациональных инстинктов обеспечивает высокий уровень развития городской культуры и цивилизации и повышает меру невротизации отдельной личности и общества в целом. В культуре заложены адаптационные механизмы, понижающие конфликтное напряжение и помогающие личности обрести зрелость и целостность, развитое городское культурное сознание личности освобождает ее от невротизации. Недостаточная усвоенность городской культуры личностью приводит к неврозу. С точки зрения психоанализа, невротизация – это та цена, которой оплачены достижения городской цивилизации.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Звиревич В.Т. Философия древнего мира и средних веков. Екатеринбург, М., 2002. С.126.

2. Руткевич А.М. Психоанализ. Истоки и первые этапы развития: Курс лекций. М., 1997. С.105 – 108.

3. Фрейд З. Будущее одной иллюзии //Сумерки богов. М., 1989. С. 95.

4. Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. М., 1995. С. 48.

5. Юнг К.Г. Душа человека // Человек и его символы. СПб., 1996. С. 91.

6. Юнг К.Г. Подход к бессознательному //Человек и его символы. СПб., 1996. С.21.

7. Кэмпбелл Дж. Герой с тысячью лицами. Киев, 1997. С. 12.

8. Кэмпбелл Дж. Герой с тысячью лицами. Киев, 1997. С. 17.

 

 

Комментарии

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
АНТИСПАМ
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
X
Вы можете войти с зарегистрированным именем пользователя или вашим e-mail адресом.
Пароль чувствителен к регистру.
Загрузка